Taste1
Фэндом: Kingsman: Секретная служба
Название: Сборная солянка по Kingsman
Автор: Taste (Taste1 на дайри)
Пейринг: Хартвин
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Флафф, Драма, Экшн (action), Психология, PWP, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Драббл, 19 страниц
Кол-во частей: 8
Статус: закончен
Описание: Сборник зачастую не связанных друг с другом драбблов о самом привлекательном джентльмене и его протеже.
Посвящение: Колину Ферту и всем тем, кто любит его так же сильно, как я.
Публикация на других ресурсах: Кому бы это понадобилось?
Примечания автора: Автор признает, что виновен в поклонении Гарри Харту. Но блин! Это ведь Колин Ферт! Охуительный Колин Ферт в костюме. Если что-то я и люблю в этом мире, то это мужчин в костюмах. А никто, даже сам Майкрофт Холмс, не носит костюмы так, как делает это Колин Ферт. А в Kingsman он в нем еще и дерется! Красиво, кстати, дерется. Изящно и элегантно - это вам не гопницкие драки в переулочках *это не намек на драки с Хью Грантом в БД, я обожаю эти ромкомы, точнее, Марка Дарси, БД меня бесит, что неудивительно*. В общем, как мои ПЧ отлично знают, я обожаю умных мужчин в костюмах, особенно если они привлекательны (хотя, по-моему, умный мужчина в костюме не может быть непривлекательным), а Колин Ферт - это эталон такого мужчины. Безупречное воплощение моего типажа наряду с Бенедиктом Камбербетчем, Гэри Олдманом, Сайрусом Смитом, Тони Старком, Майкрофтом Холмсом и Ганнибалом Лектерем, если забыть о том, что последний ест человечинку.
Как обычно, жанры будут появляться по мере написания.


Примечание к части

Что-то долго лежит это нечто в черновиках... Так что вытряхиваю пыль и выкладываю. Сильно не бейте.

Unacceptable wishes

POV Гэри


Если бы кто-нибудь год назад сказал, что я стану агентом суперсекретной подпольной организации и спасу мир, я бы просто рассмеялся. Если бы кто-то сказал, что я буду дрочить на мужика, я бы снес тому ненормальному башку. Но что случилось — то случилось. Я — агент Kingsman, и я спас мир. И прямо сейчас я лежу у себя в квартире и только что кончил, мастурбируя на мужика. Хотя Гарри Харта язык не поворачивается назвать просто мужиком. Ему больше подходят слова «мужчина», «джентльмен», «сэр», «господин», «идеал», «совершенство». Гребаное совершенство, думая о котором, я только что испытал сильнейший оргазм. Боже, храни Британию и ее истинных джентльменов, которых к счастью могут лицезреть лишь ограниченное количество людей. Почему к счастью? Потому что стольких, извините, пидоров, наша страна не выдержала бы. Хватит и того, что в него превратился я. Гребаный Гарри Харт и его долбаное совершенство. А как хорошо все начиналось! Я спас мир, отжарил скандинавскую принцессу, получил место за круглым столом. Выполнил то, что не смог мой отец. Правда, я получил место Галахада, а не Ланселота. Нет, естественно, то время нельзя назвать хорошим. Умерло много людей. И если тех, кто выбрал присоединиться к Валентайну и оставить весь мир умирать, было почти не жаль, то жертв его воздействия очень даже. Но хуже всего было то, что я занял место погибшего наставника. Нельзя словами описать мое горе. Первый человек, который поверил в меня и увидел во мне что-то, чего не видела даже моя мать.

В общем, я получил работу. И может быть все стало бы хорошо, если бы я не узнал, кто стал новым Артуром. Я думал, что это будет Мерлин. Но я ошибался. Спустя месяц после победы над Валентайном нас с Рокси посвятили в рыцари и представили круглому столу. И каково же было мое удивление, когда во главе его я увидел погибшего Гарри Харта. Мне показалось, что я галлюцинирую. Но нет. Ланселот мигом растеряла свою серьезность и бросилась Гарри на шею. Я же как идиот стоял на месте и пытался сделать вдох. Как? Я же все видел своими глазами. Валентайн направил пушку ему в голову и выстрелил. С такого расстояния он не мог промахнуться. Тогда как Гарри выжил? И пока я пытался понять, параллельно силясь не задохнуться, новоиспеченный Артур встал и подошел ко мне. Смущенная своими слезами Рокси вышла из комнаты, чтобы дать нам время поговорить. Гарри встал напротив меня и вдруг обнял. Я схватился за него, как за спасательный круг в одиноком и холодном океане. Он стискивал меня в крепких объятиях и говорил, что я справился и что он мною гордится. Хвалил за находчивость и проницательность. А я все никак не мог отдышаться, а он все обнимал меня как ребенка. Просил успокоиться и просто дышать. Рассказывал что-то о суперсекретном госпитале в Швейцарии, где ему залатали голову после того, как Валентайн вышиб из неё изрядный кусок. Никто бы не выжил после такого. Никто, кроме Гарри Харта. Немного дернуться вниз, чтобы пуля прошла чуть выше. Сильнейшее обезболивающее, вколотое ещё перед выходом из церкви. Вряд ли бы без него он смог бы стоять перед Валентайном на своих двоих. Ну, и конечно же, незамедлительная помощь одного из агентов — Гавейна, кажется. Опоздай тот хотя бы на минуту, Харт бы скончался от потери крови или болевого шока. Но фортуна повернулась к нему лицом в тот день, если можно назвать удачей пластиковый имплантат на черепе и каждодневный прием лекарств до конца жизни. На самом деле, имплантат был почти не заметен. Его было не видно за искусно пересаженной кожей и волосами. И только на ощупь можно было догадаться о травме, чудом не унесшей жизнь одного из величайших людей мира.

С того дня прошло уже полгода. Больше мы к теме его воскрешения не возвращались. Не потому что мне неинтересно, нет. Просто Гарри не хочет об этом говорить. А я… Я слишком хорошо понимаю, как сложно иногда говорить о своих чувствах. Тем более, в хаосе, наступившем после попытки «очищения мира», у нас не было времени на разговоры о них. Мы разгребали последствия и пытались хоть как-то сохранить своё инкогнито и независимость. Параллельно нас с Рокси продолжили учить секретам шпионского дела. Чаще всего нами занимался, конечно же, Мерлин, который похоже никогда не спал, но немалую долю своего внимания нам уделяли и другие агенты, включая новоиспеченного Артура. И это ничуть не помогало мне в преодолении чувств, неизбежно вспыхнувших после счастливого возвращения Гарри. Может быть, они были во мне и до этого, но я их не осознавал. Да и после осознания, они казались мне безобидными. Я даже почти убедил себя в том, что отношусь к Гарри, как к человеку, который наиболее близок к образу отца, которого у меня никогда не было. Сейчас мне даже смешно об этом вспоминать. Потому что сыновья не хотят своих отцов.

Впервые я захотел Гарри три месяца назад. После урока соблазнения, который я никогда не забуду. «Гэри, пока некоторые мужчины думают, что они хороши в постели, я научу тебя как найти вторую точку G, » — сказал Харт, наклонившись к моему уху. И поверьте мне, это были самые неловкие часы в моей жизни. Он говорил о сексе так, будто я ничего о нем не знал. И кстати, он был прав. Я ничего о нем не знал, пока он не рассказал. Слышать о кунилингусе из его уст было так же дико, как представить его в черном костюме с коричневыми ботинками. Вместе с тем, он не выглядел нелепо. Нисколько. Мне кажется, что у Гарри вообще отключена такая опция. Зато у меня она работает без перебоев. Я краснел, смущался и в целом вел себя как девственник. Однако, апогея собственной нелепости я достиг, когда он начал рассказывать о том, как сделать минет. Я вскочил и с ужасом спросил, зачем мне это знать. Гарри мне доходчиво объяснил, что агенту приходится идти на все ради достижения цели. В том числе доставлять удовольствие кому-угодно. Я с негодованием указал на то, что я не пидор и с мужиками трахаться не собираюсь. Гарри с укоризной посмотрел на меня и я заткнулся. Но потом я не нашел ничего лучше, чем спросить у него, умеет ли он сам все это.

Вместо ответа Гарри подошел ко мне, схватил за затылок и поцеловал. Я в шоке застыл, а он в это время с успехом пробрался в мой рот языком. Поцелуй был великолепным. Губы Гарри были настойчивыми и вместе с тем мягкими. Умелый язык вытворял со мной такое, что у меня до сих пор перехватывает дыхание от одних воспоминаний. Одна его рука мягко ласкала мой затылок, а другая легла на запястье, будто предостерегая от опрометчивых действий. Сначала я хотел дернуться, но потом просто потерялся в ощущениях. К тому времени, как он оторвался от моих губ, я уже не осознавал, кто я и с кем. Он отстранился от меня и сказал, что умеет все и научит этому меня, если я наконец пойму, что время отбросить предрассудки давно наступило. Дальше он разглагольствовал о том, что среди наших целей могут оказаться гомосексуалисты и что зачастую информацию можно выудить только через постель. Меня бы обязательно передернуло, не будь я так занят борьбой с полувставшим членом и не так заворожен тем, как у идеального Гарри Харта припухли губы и немного сбилось дыхание. В общем, я пережил персональную революцию и в корне поменял представления о себе и своей ориентации. Потому что гетеросексуал, каковым я считал себя, не возбудился бы от поцелуя мужчины.

Самое сексуальное в Гарри Харте — не сильное стройное тело, не красивое мужественное лицо и даже не его акцент. Самое сексуальное в Гарри Харте — его манеры. Я говорю не о правилах этикета или его одежде, а о манере себя вести и держаться в общем. Он всегда остается джентльменом. Даже когда мы месяц назад сидели в тихуанской канализации и были по колено в человеческих отходах, он умудрился вести со мной беседу о прошлых скачках и предложил мне чистый носовой платок для оттирания пота со лба. И все это в своей обычной, непревзойденно элегантной, манере. И знаете, единственным желанием в тот момент, помимо желания вылезти поскорее из этой клоаки, у меня было встать на колени и отсосать ему. И дело было не столько в том, что я хотел его до кровавых чертиков, а сколько в желании посмотреть на выражение его лица. Спадет ли с него маска вежливости? Хотя о какой маске я говорю? Гарри такой сам по себе. Он естественен в своей вежливости и учтивости. Но мне действительно хотелось бы посмотреть на то, как он кончает. Открывает ли он рот или закусывает губы? Стонет ли он во время секса или сохраняет лицо даже при оргазме? Дергает ли за волосы, когда имеет в рот, и пропихивает ли член так глубоко, насколько может, так, чтобы я не мог дышать?

Как бы то ни было, я никогда этого не узнаю. Ведь мои желания касаются только меня. Они не могут заставить Гарри Харта хотеть меня так же, как я его. Хотя, знаете, я думаю, что мои чувства — это далеко не только влечение и уважение. Мне кажется, что я… *стук в дверь* Кого, чёрт побери, принесла нелёгкая на ночь глядя? Иду к двери, на всякий случай вооружившись битой.

- Кто там? - говорю я, даже не пытаясь заглянуть в дверной глазок - в коридоре темно, хоть глаз выколи.

- Это я. Гарри, - слышу я знакомый до боли голос и тут же открываю дверь.

- Что ты здесь делаешь? Что-то случилось? - начинаю спрашивать я, но тут же оказываюсь припертым к стенке.

- В следующий раз, когда решишь поудовлетворять себя, выключи, пожалуйста, свои очки. Я не хочу, чтобы наша личная интимная жизнь обсуждалась всеми агентами

Очки? Блядь! Я попал. Как же я облажался. Значит он всё слышал. Гарри Харт слышал, как я кончил, выстанывая его имя. Блядь. Интересно, он сразу меня убьёт или растянет... Что? Он действительно сказал "наша личная интимная жизнь"? Наша интимная жизнь? Я впадаю в ступор, но тут Гарри идёт в комнату, на ходу снимая очки. Я иду за ним и наблюдаю невероятную картину. Гарри подходит к моему прикроватному столику, выключает мои очки, а потом разворачивается и говорит.

- Наверное, я должен продолжить твоё обучение.

И Гарри-моё-сердце-сейчас-разорвётся-Харт стягивает с себя галстук.


Impudent boy

POV Гарри


"В нагрудном кармане стоит всегда носить чистый носовой платок. Если ты положишь туда шелковый, я публично отрекусь от тебя," - вспоминаю я один из первых уроков этикета, проведенный мной для Эггзи. С тех пор утекло много времени. Гэри уже не тот мальчишка, которого я когда-то вытащил из тюрьмы. Теперь он один из лучших агентов мира. Ему ничего больше не надо доказывать. И теперь я могу с уверенностью доверить ему любое задание. Например, сопровождать леди Стоун на благотворительном вечере. Я, конечно, и сам бы справился, но у меня другие дела на этом мероприятии, а леди Стоун нужна непрерывная защита. В конце концов, не каждый день на тебя объявляет охоту крупнейший мафиози страны, к несчастью являющийся твоим бывшим мужем. Собственно, именно ради его обезвреживания я и прибыл на эту благотворительную акцию. Задача Гэри - защита дамы и прикрытие меня в случае непредвиденных ситуаций.

К счастью обошлось без эксцессов. Эггзи справился с заданием великолепно. Держался как аристократ и ни разу не заставил меня покраснеть. И самое главное - ни один волос на голове леди Стоун не пострадал. Сейчас она уезжает домой, а ее бывший муж уже передан в руки ЦРУ. И раз всё пошло по плану, я решаю, что могу немного расслабиться. Я оглядываюсь по сторонам и нахожу глазами Эггзи. Гэри демонстративно вытаскивает платок из нагрудного кармана, кладёт на стол, вытаскивает из пиджака шелковый лоскут и засовывает его на место выброшенного платка. Потом смотрит мне прямо в глаза и нагло улыбается.

Что ж, вызов принят, Галахад. Игра началась.



No such Universe


Эггзи кажется, что женщины переоценивают сексуальность умных на вид мужиков в костюмах. Серьезно, кто сказал, что очки на несломанном благородном носу возбуждают сильнее кубиков пресса накачанного красавчика? Гэри кажется странным маслянистый взгляд красотки напротив, которым она то и дело одаривает сидящего рядом Гарри Харта. (Боже, женщина, уймись уже, а то слюни испортят твой, безусловно, безумно дорогой макияж). Анвин раздражен тем, что она прямо сейчас готова дать Харту, причем в любой позе и прямо здесь. Его-то она, небось, даже не заметила бы, не сиди он рядом с мистером Безупречность. Но больше всего его бесит, что этой шлюхе меньше лет, чем ему. Господи, ей максимум двадцать-двадцать один, а она смотрит на Харта так словно перед ней не мужик слегка за пятьдесят (хотя если быть до конца честными, Гэри не дал бы Гарри больше сорока двух), а самая желанная побрякушка из Тиффани, о какой она только могла мечтать. Его это бесит настолько, что он разворачивается и глубоко целует Харта, закидывая ногу ему на бедро, а потом и вовсе забираясь к нему на колени. А что? Имеет он в конце концов право расслабиться? Ведь они же в клубе, а его реально заебало то, что каждый (!) трахает Гарри глазами. И Анвину глубоко насрать, что они на задании, с которым, правда, уже закончили, что все вокруг пялятся на них (а вы попробуйте не смотреть на то, как один джентльмен пытается сделать другому джентльмену прямой массаж сердца через рот).

Нет, Анвин не ревнует. Он доверяет Харту как никому другому. И вообще, вряд ли тот, кто каждую ночь вытрахивает из него последние остатки разума, а потом засыпает, крепко зажав его в объятиях, будет обращать внимание на каких-то левых девиц. Просто Эггзи ненавидит, что окружающие видят в Гарри лишь охуительного мужика в костюме и очках. Самому ему абсолютно безразлично, во что одет Харт. Более того, он ни секунды не обманывается на счет возраста и характера мужчины. Гарри стареет. Пусть физическая и умственная (с момента вступления в должность Артура Гарри больше времени проводит в штабе, нежели на оперативке) активность держат его в тонусе, у него есть морщины. Все его тело покрыто застарелыми шрамами, а задница уже не такая упругая, как мечтается этим экзальтированным идиоткам. И в конце концов, очки - это всего лишь очки, как и костюм всего лишь костюм. Но больше всего Гэри ненавидит то, что эти дуры, воспринимай они внешность Гарри как сам Анвин, даже не посмотрели бы на того. Потому Гэри еще сильнее прижимается к наставнику и торжествующе шепчет тому в губы: "Вот же безмозглые курицы. Хм. Прости.. Вот же недалекие дамы". И правда, ему кажется смешным то, что эти воспитанные или просто помешанные на мистере Дарси и мистере Холмсе девушки, женщины, старушки, парни, мужчины - словом, люди не видят главного - не важно, как выглядит и как ведет себя человек, важно то, что у него за душой. Так вот, если на внешность, возраст и пол Гарри Харта Эггзи плевать, то за его душу он, не задумываясь, отдал бы все. Потому что нет такой Вселенной, в которой Гэри встретил Гарри и не влюбился.
Примечание к части

Я абсолютно упоролась и даже не знаю, что за хрень у меня тут выросла. Обоснуй в жопе (?), логика там же, ПВПшки тоже не получилось. Одно слово - драббл. Или другое - бред. В общем, всех люблю и приятных снов.




Faster than rabbits



- Гарри, иди-ка ты на хрен!

- Я думаю, что в постель надо приглашать менее грубым способом, но спишем это на недостатки воспитания. А так как у нас и вправду нету выбора, я, пожалуй, приму твоё приглашение. Но учти, со временем я научу тебя соблазнять, а не требовать, - говорит Гарри, начиная раздеваться перед глазами ошарашенного Гэри.

Если бы Эггзи сейчас спросили, что его сбивает с толку больше - слова Гарри или его действия, он бы не ответил. Потому что в данный момент он полностью поглощен тем, как Гарри, Боже, элегантно раздевается догола и, грёбаный ад, начинает себя растягивать. Откуда у него взялась смазка в чёртовом подвале, Эггзи уже даже почти не волнует. Потому что Гарри-чёртов-Харт трахает себя пальцами. Своими невозможно длинными пальцами, которые Эггзи представлял в себе бесконечное количество раз, почти сдирая руку в кровь. Но даже в самых смелых и безумных мечтах он не мог вообразить себе зрелище, представшее его глазам в грёбаном подвале одного из старых домов неблагополучного района ебучего Лос-Анджелеса. Кто бы мог подумать, что рядовое задание обернётся тем, что Эггзи будет вырублен, прицеплен к стулу в подвале и накачан новейшим психотропным препаратом? От него у Гэри был стояк и перспектива сдохнуть через час, если он не кончит - по крайней мере, по словам очередного мудилы, возомнившего себя новым мессией. Собственно, из-за этого Галахад и послал прибывшего на выручку Артура на хрен. Харт в отличие от Эггзи был уверен в правдивости слов неудавшегося мессии, чей труп сейчас валялся у двери в подвал. И потому с неодобрением отнёсся к тому, что Гэри решил остановиться, когда элементарная дрочка ему не помогла. В любое другое время Эггзи кончил бы от одного факта наблюдения Гарри за ним, дрочащим самому себе. Но в данный отрезок времени он был накачан неизвестным препаратом, пересилить действие которого самостоятельно не мог.

Честно говоря, он уже почти смирился с тем, что умрёт, когда услышал от Гарри: "Помочь?". Приняв вопрос за издёвку, Гэри и послал Харта далеко и надолго. И из-за этого сейчас был вынужден смотреть на то, как в охуительной заднице самого сексуального мужчины мира один за другим исчезают пальцы. Стояк, которым и до этого можно было забивать гвозди, стал просто каменным. Наконец, спустя миллион полузадушенных вздохов Гэри и одного - Гарри, член Эггзи накрыла рука и размазала по нему смазку. Потом Гарри-медленнее-блядь-Харт одним слитным движением наделся на него. Гэри показалось, что под его веками взорвалась сверхновая. Тугая плоть облегала его член так плотно и так, блядь, идеально, что Гэри решил, что они опоздали и он умер и попал в рай. А потом Гарри начал двигаться, и у Гэри не осталось в голове ни одной мысли, кроме: "О, Боже-Боже, да!". Спустя миллиард стонов Галахада и один - Артура, Эггзи вскрикнул и кончил глубоко внутри Гарри, который излился вслед за ним, испачкав животы их обоих своей спермой.

Чуть позже, когда они привели себя в порядок и оделись, Гэри смущенно сказал: "Спасибо". На что получил укоризненный взгляд со стороны Гарри-выглядящего-как-бог-даже-после-кровавой-резни-в-подвале-и-последующего-необузданного-секса-Харта и возмущенного возгласа забытого всеми Мерлина в ухе: "За такое не благодарят. И в следующий раз, когда кого-то из вас накачают этой дрянью, я плюю на ваше прикрытие и вырубаю вас к чертям собачим. Потому что ещё одного такого зрелища я не выдержу". Наверное, это был не конец его тирады, но Гарри вырубает их очки.

- За такое и вправду не благодарят, Эггзи. Тем не менее, мне кажется, что ты задолжал мне кое-что.

После этих слов Гарри притягивает к себе Гэри, целует его и говорит ему в рот: "Теперь ты должен на мне жениться".


Dead soul


В груди болело так, что невозможно было дышать. Непролитые слёзы сдавливали сердце тисками, а пролитые - не дарили облегчения. Ночи превратились в мучительные серые продолжения ещё более мучительных и серых дней. Сон, которым иногда удавалось забыться, ни на каплю не помогал преодолеть это страшное тупое марево, тянущее последние крохи угасающих жизненных сил. Гэри не понимал, почему он всё ещё живёт, всё ещё дышит, когда тело Гарри Харта, достойнейшего из людей, гниёт в земле. Неужели это справедливо, что убийцы, маньяки, педофилы и прочий сброд живёт и процветает, а такие люди, как Гарри, умирают в расцвете сил? Как в таком мире можно было верить в Бога или судьбу? Верить в людей? Как в этом жестоком и до боли бессмысленном мире можно было радоваться, работать, жить?

И Эггзи перестал. Теперь вся его "жизнь" состояла из приступов апатии, во время которых он на автомате делал, что положено, и периодов безудержной тоски и отчаяния, когда он бесновался и плакал, крушил мебель и названивал Мерлину, раз за разом повторяя: "Как же так? Почему? Почему он? Почему Гарри? Я скучаю по нему так сильно, Мерлин". А иногда на него нападали самые худшие из приступов. Он вдруг с отчаянной надеждой верил в то, что Гарри жив. Гэри начинал лихорадочно искать следы и трясти Мерлина еще сильнее, в надежде услышать такое нужное ему признание. Но потом он понимал, что Галахад не мог выжить при таком ранении. Не только потому что он видел всё своими глазами, но и из-за обреченности и жалости во взгляде Мерлина. И это как раз и делало эти периоды наихудшими - после каждого он будто хоронил Гарри заново.

Как такое вообще было возможно? Влюбиться в человека ещё сильнее после его смерти? Вспоминать каждый миг, проведенный рядом, и находить в них всё больше скрытого смысла? Как Гарри Харт смог настолько глубоко забраться в сердце, что после его кончины оно практически перестало биться? Эггзи, привыкший к лишениям и потерям, вдруг ощутил, что эту он пережить не в силах. Каким-то образом Гарри стал столпом его мироздания, стержнем, державшим его мир. Эггзи с ужасом осознал, что он мог смириться со смертью кого-угодно, но не его. Как Гарри Харт стал ему дороже сестры, дороже матери?

Вскоре апатию сменил гнев. И ему не нужно было воздействие симок Валентайна, чтобы чувствовать всепоглощающую ярость, требующую сокрушить всех, кто был рядом. После второго задания, на котором он перебил всех плохих парней, никому не давая шанса, Мерлин отстранил его от миссий. Отправил в бессрочный оплачиваемый отпуск, сказав, что он может вернуться, только когда решит свои психологические проблемы. Но глядя в мёртвые безразличные глаза Эггзи, Мерлин не верил, что тот вернётся - люди с мёртвыми душами долго не живут.


The Truman show


Эггзи не мог поверить, что вся его жизнь была подделкой. Кто, блядь, мог придумать такой сценарий для его жизни? Как люди вообще додумались до такого? Построить целый город, нанять столько людей только для того, чтобы следить за каждым его шагом, словом и вздохом? Вот почему он никогда не чувствовал материнского тепла. Вот почему всё вокруг казалось ему бесцветным и безвкусным, как кусок картона. Вот почему Ширли Темпл, главная красотка школы, дала ему трахнуть себя на заднем сидении угнанной у очередного отчима тачки. Не потому что Эггзи был красавчиком или плохим парнем. Просто какой-то мудак написал это в сценарии его, Эггзи, жизни. Почему ему не придумали жизнь получше? Разве кому-то нравится смотреть на мальчика, растущего в нищете и бедности? Или всё это затевалось для его крутой шпионской судьбы? Двадцать два года все эти люди ждали, что он пойдёт по стопам якобы умершего якобы отца?

Неужели все решения, которые он принимал, были ему навязаны? НЛП мать твою! Или ему внушали что-то через гипноз? А то откуда у него взялась тяга к гимнастике, боксу, морской пехоте? Откуда у него талант к видеоиграм и непокорный характер? В общем, всё то, что вело его к профессии агента? Всё, что вело его к Гарри. Гарри... Блядь, неужто и Гарри? Интересно, сколько людей смеялись в голос, наблюдая нелепые попытки Гэри с ним флиртовать? Все остальные казались ему серыми и скучными рядом с Гарри Хартом. Галахад принёс в его жизнь краски, впервые заставляя тщательно присмотреться к миру вокруг. Всё, кроме него, казалось неважным. В него невозможно было не влюбиться. Очевидная, тщательно срежиссированная реакция глупого мальчишки. О, как же, наверное, поднялись рейтинги его канала, когда Гарри убили и Гэри бессильно оплакивал свою утрату!

Эггзи с яростью пнул стоявшую рядом банку. Каким же он был глупцом, что поверил в эту чушь! Гарри Харта не мог никто убить. Потому что его и не существовало. Почему он, начав подозревать что-то неладное, так легко купился на фальшивую игру "Валентайна"? Хорошо, что это длилось недолго. Недоверие к происходящему вернулось с хорошо поставленной сценой в кабинете Артура. О, какой замечательный актёр! Как он говорил, как он не нарочито показал шрам на шее и как талантливо изобразил смерть, якобы обманутый самым очевидным из трюков Гэри! Эггзи обязательно похвалит его игру, когда найдёт его и даст пару раз ногой по яйцам. Однако, Эггзи окончательно уверился в своих подозрениях, когда сама принцесса Скандинавии предложила ему анал. Блядь, эти сценаристы вообще потеряли остатки здравого смысла? Какого хуя красотка благородных кровей согласилась на сомнительный трах в бункере полном трупов?

Тем не менее, роль пришлось отыгрывать до конца. В принципе, было весело. Газель была безупречным партнером в танце. Как ловко она порезала свою руку об якобы отравленный ножик в ботинке! А как талантливо Валентайн изобразил предсмертные муки! Теперь осталось только убедить Мерлина открыть дверь в камеру "принцессы" и вуаля. Прижать ожидающую траха в жопу шлюху к кровати и начать её душить, попутно требуя прекратить этот фарс.

Никаких холостых пуль и фальшивых пакетов с кровью, только голые руки и беззащитная белая шея. К чести продюсеров или режиссёров, или кто там управляет его жизнью, они не дали Гэри убить актрису. В камеру, запертую изнутри, начал пробиваться Мерлин, который пытался экспромтом выдать речь о психическом расстройстве Эггзи. После безуспешных попыток его остановить, в динамике появился голос "Гарри Харта".

- Эггзи, стой. Возьми себя в руки. Не ломай себе жизнь. Девушка не виновата в том, что с тобой сделали. Отпусти её и открой дверь.

- А кто виноват, Гарри? Или как там тебя? - закричал Эггзи, выпустив из рук потерявшую сознание девушку.

- Колин. Колин Фёрт.

Колин Фёрт. Грёбаный пижон, играющий романтических мужчин, от которых у всех женщин от двадцати до шестидесяти мокнут трусики. Гэри посмотрел их все. Не потому что он скучал, нет. А потому что хотел узнать как можно больше о человеке, которого собирался убить. Эггзи сверил адрес дома, перед которым он стоял, с адресом, который ему удалось найти на одном из сайтов фёртоманов. Вроде бы всё было верно. Он поднялся по лестнице и позвонил в дверной звонок. Послышались шаги, последовала недолгая пауза и дверь распахнулась.

- Гэри! Ты пришёл! Ты жив. Боже мой, как я волновался. Тебя искали повсюду, а ты как будто сквозь землю провалился.

Эггзи с удивлением попал в объятия исхудавшего мужчины. Гарри, то есть Колин, выглядел как бомж. Небритый, исхудавший, с мешками под глазами он был совершенно не похож на Галахада. Даже его щетина не была похожа на ту, что появилась во время ложной комы. Никакой опрятности и ухоженности в данный момент не наблюдалось. Просто немолодой, измученный, уставший мужчина. И тут Эггзи, все эти две недели после раскрытия обмана и ухода из шоу прятавшийся по окраинам городов, одержимый злостью и желанием отомстить, расплакался, уткнувшись в грудь мужчины.

- Почему, Гарри? Почему? За что они со мной так поступили? Кто я? Зачем я? Почему? Скажи мне, Гарри. Скажи.

- Это бессмысленно и бесчеловечно. Я понимаю, Эггзи. Как я слышал, сначала это был лишь эксперимент, но шоу внезапно стало получать высокие рейтинги и его решили продлить. Потом людям наскучило смотреть на благополучную жизнь и сценаристы придумали смерть твоего отца и секретную службу, которая якобы предотвращает апокалипсисы. Меня тогда, кстати, ещё не было в шоу. К вам домой тогда приезжал другой мужчина. А когда ты достаточно повзрослел, меня пригласили на роль Гарри Харта. Я хотел отказаться, потому что я всегда был против этого шоу, но потом я передумал. Я хотел познакомиться с тобой и попытаться помочь изнутри. Из внешнего мира к тебе нельзя было подобраться. Владельцы канала купили вся и всех и юридически к ним нельзя было подкопаться. Я согласился на роль и начал давать тебе подсказки. И ты начал что-то понимать. Но потом я начал допускать ошибки и меня устранили.

- Так вот почему тебя убили? Не для того, чтобы поиздеваться над моими.., - Гэри осёкся. - Эм. Чтобы внести драму в шоу?

- Нет, они просто начали меня в чём-то подозревать. И да, наш флирт вызвал большой резонанс. Руководству канала не нужен был скандал. Тебе в пары изначально предназначалась Рокси. Но...

- Но я втюрился в тебя и спутал все карты. Так вот откуда взялись эти жуткие ляпы?

- Да. Они были в панике. Давление внешнего мира всё увеличивалось. На компанию посыпались жалобы и иски. Я начал масштабную акцию против шоу. Меня поддержали многие звёзды и политики. И я как раз приехал с постановлением о закрытии шоу, когда ты выкинул эту выходку. Ты что действительно убил бы бедную девушку, если бы я тебя не остановил?

- Нет, конечно. Это был лишь грубый шантаж. Я верил, что режиссеры не настолько жестоки, чтобы позволить мне это. Я так скучал Гарри, то есть Колин. Хотя нет. Я действительно скучал по Гарри. А тебя я совсем не знаю. И влюблён я тоже не в тебя, а в Гарри.

- Тогда я сделаю всё, чтобы это исправить, - и Колин поцеловал Эггзи.


The Bachelor


Когда по телевидению объявляют, что следующий сезон уже порядком приевшегося стране реалити-шоу "Холостяк" набирает участников обоих полов, Америка сходит с ума. Ажиотаж поднимается просто невероятный. Бисексуалов и геев в стране достаточно, но шоу такого масштаба ещё не было. Пусть штаты и славятся своей нетерпимостью к нетерпимости и гомофобии в частности, количество людей, говорящих открыто о своей нетрадиционной ориентации, ничтожно мало. А тут национальный проект, в котором с самого первого выпуска холостяками выступали только действительно видные мужчины! Смелость и новизна реалити-шоу, его главного героя и возможных участников будоражат сердца. Какая женщина откажется наставить "неопределившегося гетеросексуала" на путь истинный? А какой мужчина нетрадиционной ориентации упустит шанс утереть нос противоположному полу? В общем, страну сносит волна небывалого энтузиазма. На кастинги приходят толпы людей самых разных национальностей, профессий и возрастов обоих полов. В итоге, к началу показа шоу и представления двадцати пяти возможных претендентов на руку и сердце неизвестного холостяка вся страна уже изгрызает ногти в ожидании.

Эггзи совершенно не понимает, как оказался в окружении этих людей. Потрясающе красивых людей, будто сошедших с обложек журналов. И все они прекрасно образованы и успешны, талантливы и бог знает что ещё. Господи, большинство из них родились с серебряной ложкой в заднице! Куда до них обычному парню с окраин Гэри Анвину? Но тем не менее, он здесь, и, чёрт его возьми, если он понимал, как прошёл кастинг на самый ожидаемый сезон самого масштабного шоу страны! Он и пошёл-то на него из-за дурацкого спора с друзьями. И то только потому что не верил, что пройдёт. Нет, он, конечно, знал, что он симпатичный, довольно-таки сообразительный и, в целом, очень даже неплохой парень, но, блин, не настолько же! Он знал, где его потолок, и не рвался прыгнуть выше головы. А те, кто были с ним в машине, определенно были выше его уровня. Как вообще можно тягаться с такими как Рокси? Эта девушка, вообще-то, была близка к тому, чтобы пошатнуть его гомосексуальность. Серьёзно, она могла бы послужить иллюстрацией к слову "Совершенство" в "Большой иллюстрированной энциклопедии мира". И даже засранец Чарли, задиравший его с самого начала поездки, мог хоть сейчас дать интервью для журнала "Молодые и знаменитые", потому что Эггзи может поклясться, что видел его в телевизоре в каком-то шоу на MTV.

В целом, все его соперники кажутся пришельцами с планеты более совершенных людей. Так что к моменту приезда в особняк Эггзи уже даже неинтересно за чьё сердце ему предстоит бороться. Какая разница, если он вылетит одним из первых? Но это длится лишь до остановки у ворот. Потому что потом он видит его. Сердце пропускает удар, а потом пускается в бешеный скач. Потому что у входа стоит Гарри Харт. Грёбаный Гарри Харт, на светлый лик которого Эггзи дрочит с тех пор, как вообще начал это делать. Мужчина, который и убедил его в том, что он гей. Человек, которого он меньше всего ожидал здесь увидеть. Потому что Гарри Харт идеален. Потому что он Бог. И вряд ли ему нужна помощь какого-то реалити-шоу, чтобы найти себе партнёра. Эггзи более чем уверен, что почти вся страна руку дала бы на отсечение, чтобы хотя бы познакомиться с этим мужчиной. И теперь ему кажется, что даже Рокси недостаточна хороша для этого шоу. Для этого мужчины. А сам Эггзи, следовательно, не достоин даже дышать с ним одним воздухом, что уж говорить о возможной, точнее, теперь уже точно невозможной победе. Но будь он проклят, если упустит шанс завоевать сердце самого желанного мужчины в мире!



***




Эггзи оглядывается по сторонам и видит такие же ошарашенные, как и у него, лица. Гарри Харт. Кто бы мог подумать? Герой войны, миллиардер, филантроп, самый молодой сенатор за всю историю Калифорнии. О его биографии не писал только ленивый. Ему приписывали роман с Томом Фордом и Шарлиз Терон. Гарри Харт закончил с отличием Гарвард, пошёл на войну, вернулся, основал с нуля фирму по производству смартфонов. За десять лет вывел компанию в тройку лидеров Америки и сделал "Kingsman" одной из самых крупных корпораций мира. После этого выдвинул свою кандидатуру на пост сенатора Калифорнии. Электорат обожал его за благотворительность и геройское прошлое, так что избран он был почти единогласно. Пожалуй, он был единственным представителем ЛГБТ-сообщества, которому это членство никак не помешало и не помогло. Гарри Харт был открытым бисексуалом еще со времен учебы в Гарварде. У него были длительные отношения с однокурсником, которые прервались после его ухода на службу. Во время службы и пять лет после неё он был абсолютно свободен, по крайней мере, общественность ничего не знала о его личной жизни в это время. Потом он два года встречался и был помолвлен с британской моделью, имя которой вечно вылетало у Гэри из головы. И наконец в две тысячи пятом году, когда Эггзи исполнилось пятнадцать, а Харту - тридцать два, тот расстался со своей британкой и женился на журналистке с мировым именем. Вместе с ней он прожил в браке семь лет, пока она не ушла от него к председателю его компании, который был с ним самого начала. Эггзи не знает подробностей, но, судя по всему, началось это давно и длилось чуть ли не весь срок сенаторства Харта. Так что на переизбрание тот пошёл без жены и с другим руководителем компании, что, впрочем, не помешало ему победить. Эггзи вообще не понимал, какой идиоткой нужно быть, чтобы уйти от этого мужчины.

Боже мой! Гарри Харту сейчас сорок два, но он выглядит так, что Эггзи прямо сейчас достал бы свой член и начал мастурбировать. Семнадцать лет разницы? Кого это волнует? Эггзи уж точно нет. Так что когда претенденты один за другим начинают выходить из лимузина, он поправляет свою бабочку, которую в начале вообще не хотел надевать и которую организаторы шоу напялили на него чуть ли не насильно, и приглаживает волосы. Когда подходит его очередь, он берёт свой подарок, улыбается камере и выходит из машины. И у него чуть не выпрыгивает из груди сердце, когда он подходит к главному герою проекта. Потому что вблизи Гарри Харт даже ещё более идеальный, чем он думал, хотя куда уж идеальнее, казалось бы. Гэри сглатывает слюну и подходит к Харту, протягивая ему руку.

- Привет. Приятно познакомиться, меня зовут Гэри, но друзья зовут меня Эггзи.

- Взаимно. Гарри Харт, - и, о Боже, он пожимает его руку и, Господи, его голос, как бархат и маленькие пушистые щеночки одновременно.

- Эм, я долго думал, что тебе подарить, но в итоге решил, что главное быть честным и привёз тебе вот эту статуэтку, - говорит Гэри под проницательным взглядом Харта. - Это символ...

- Морской пехоты, - продолжает за него мужчина. - Очень приятно, но как ты узнал?

- Эм, я понятия не имел, кто здесь будет. Я служил в морской пехоте и решил, что будет неплохо, если кандидат на место половинки моего сердца будет знать, кто является моей второй семьёй.

- Чтож, я приятно удивлен и я очень рад, что ты попал сюда, Эггзи. Спасибо за подарок.



***




Гэри идёт в дом и ему кажется, что сейчас его сердце выпрыгнет из груди и побежит обратно к Харту. Он не уверен, что произвёл хорошее впечатление, но, по крайней мере, он не облажался полностью. Кроме того, Эггзи уверен, что подарок правда понравился Харту, ведь он тоже служил в тех же войсках. Конечно, помимо него с подарком угадали многие. И когда Гарри дарит розу первого впечатления Рокси, он даже почти не расстраивается. Ну, вы понимаете, это же Рокси. Но он сильно удивляется, когда после Рокси Гарри зовёт поговорить именно его. Значит, и вправду не облажался.

- Итак, Эггзи, расскажи мне о себе.

- Ну, мне двадцать пять лет. У меня есть мама и сестренка. В юности я занимался гимнастикой и программированием. Люблю видео-игры. Ходил в колледж, но из-за семейных проблем пришлось прекратить его посещать. Потом пошел служить в морскую пехоту. Вернулся в прошлом году и устроился на работу в охранное бюро.

- Охранное бюро?

- Да, там хорошо платят. Особенно тем, кто служил. А мне правда были нужны деньги.

- Что случилось?

- Умер отчим. Мама с сестрой остались одни. Мне нужно было их обеспечивать.

- Чтож, очень похвальная забота о семье. Но о чём ты, лично ты, мечтаешь?

- Я хочу восстановиться в колледже и наконец его закончить. После этого хочу заняться разработкой игр. Ну, и конечно же, я мечтаю встретить свою любовь. Кстати, поэтому я и пришёл в это шоу.

- А участие в нём не отразится плохо на твоей работе и семейном благополучии?

- Нет, я накопил достаточно денег, чтобы не работать три месяца. Естественно, я не пришёл бы сюда, будь всё иначе. Для меня семья всегда на первом месте.

- Очень рад это слышать, но, увы, нам пора возвращаться к остальным.



***




Их свидание случается на шестом выпуске шоу. Гарри везёт его на рыбалку. И честно говоря, это лучше всего, чего Эггзи с опаской ждал. Потому что это ни капли не сопливо. Конечно, многие бы сказали, что это и не романтично, но Гэри лучше знать. Ведь это он ни жив, ни мёртв сидел рядом с Гарри и слушал его тихие рассказы из жизни. Ведь это его Гарри вытащил из воды, когда он случайно упал с лодки. Ведь это с ним он сидел и сох у костра, жаря пойманную ими рыбу. Ведь это Эггзи провёл с Гарри Хартом целый день и узнал, что тот действительно всего лишь обычный человек с обычными житейскими проблемами и обыкновенными жизненными передрягами. Ведь это Гэри, сидя у костра и наблюдая за мужчиной, понял, что, похоже, начинает влюбляться. Не так, как было до этого. Не той пустой влюбленностью в недостижимый идеал, а самой что ни на есть настоящей и искренней. И это его пугает. Ведь реалити-шоу не даёт страховки от чувств. А разбитое сердце не входит в планы Гэри Анвина. Но отступать уже поздно и он просто сдаётся на милость судьбе. Он не хочет грязной борьбы и не готов добиваться своего любыми способами. Цель не оправдывает средства. Эггзи решает, что будь что будет, а он будет вести себя по своему. В конце концов, честность - это единственное ценное, что он может предложить. И судя по Гарри, по его реакции, это работает. Гарри Харт улыбается ему. Не фальшивой улыбкой, направленной на камеры, а той самой, что затрагивает не только губы, но и глаза. И Эггзи кажется, что он не видел в жизни ничего прекраснее.

- Эггзи, а почему ты всё-таки пришел на это шоу? Я не понимаю твоих мотивов. Вряд ли парень вроде тебя смотрит такое сам.

- Ты прав. Я ни разу не смотрел это шоу. А попал я сюда из-за спора с друзьями. Но потом, когда я узнал о том, что прошёл кастинг, я решил, что не худшая идея - попробовать найти любовь в шоу, профессионально занимающимся этим. Знаешь, на самом деле, это я не понимаю, почему ты здесь. Ты ведь мог выбрать кого-угодно вне шоу. Мне сложно поверить в то, что ты испытываешь трудности в поиске своей второй половинки.

- Я несколько раз ошибался с выбором. В конце концов, почему бы не доверить это "шоу, профессионально занимающимся этим", так ты вроде сказал? Меня уверили в том, что они подберут достойных кандидатов. А выбирать из двадцати пяти готовых к серьёзным отношениям людей всё-таки легче, чем из неопределенного количества с неясными намерениями. Как видишь, я немного прагматичен. Надеюсь, это тебя не оттолкнёт.

- Нет, мне нравится, - Эггзи немного смущен своим ответом и сразу поправляется. - В конце концов, было бы странно, если бы ты руководствовался только сердцем, а не разумом.

- То есть ты сторонник здравого смысла?

- Это сложный вопрос, - Гэри задумывается и продолжает. - С одной стороны, конечно же, да. А с другой, наверное, невероятно скучно жить лишь по велению разума.

- И что же тогда ты посоветуешь мне сделать?

- Слушать и своё сердце, и разум. Но если они говорят разные вещи, послушай сердце. Как никак это твоя жизнь и твои чувства. И жить с этими чувствами тебе.

- Хорошо, Эггзи. Спасибо за отличный совет. И вообще за прекрасный день. Я давно так не отдыхал.

- Всегда рад помочь. И это тебе спасибо за незабываемый день и, конечно же, за спасение моей жизни.

В самом конце Эггзи не может удержаться и целует Гарри в щеку. Тот улыбается, и Гэри, несмотря на смущение, улыбается в ответ.



***




Когда в финале остаются только он и Рокси, Эггзи кажется, что это всё ему снится. Потому что Гарри Харт не мог выбрать его из всех тех людей, что были в начале. Просто не мог. Ведь он - совершенно обыкновенный. У него бедная семья, незаконченное образование и не особо выдающаяся внешность. Боже мой, Гэри прекрасно осознаёт, что он - середнячок, а Гарри Харт, безусловно, является представителем высшего сорта. Тем не менее, он всё-таки в финале. И, в отличие от того же Чарли, он достойно прошёл через знакомство с семьей Гарри и вместе с Рокси остался в проекте. У Гарри абсолютно прелестная семья. Его мама покоряет Эггзи мгновенно. Она строгая, ворчливая, но глаза её горят умом и лукавством. Познакомившись с ней, Эггзи понимает в кого пошёл Гарри. Сестра и племянники Харта также быстро находят путь в его сердце. И судя по всему, он тоже им нравится. По крайней мере, при расставании мама Гарри треплет его по щеке и приглашает на чай, а дети весь день липнут к нему, как мухи, и заставляют играть с собой в салки и лошадки. В тот вечер, кстати, Эггзи видит Гарри улыбающимся практически без перерыва и понимает, что окончательно втюрился. Втрескался по уши, как первокурсница.

И вместе с осознанием влюбленности приходит страх. Вдруг ничего не получится? Как он будет жить дальше, если Гарри выберет Рокси? А Эггзи почти уверен, что так оно и будет. Ведь это же Рокси. Она будет идеальной первой леди, а Эггзи почти на девяносто процентов уверен, что когда-нибудь Гарри станет президентом. Потому он одновременно и с радостью и с горечью ждет последнего перед окончательным выбором свидания. Ведь, скорее всего, это будет вообще последним свиданием с Гарри Хартом. Эггзи решает, что сегодня он постарается получить всё, что только может предложить Гарри. Поэтому он выбирает обычный домашний ужин и простой просмотр фильма. Гэри готовит весь день, тщательно сервирует стол и выбирает романтический фильм. Он принимает душ, одевается, достаёт из духовки курицу с картошкой, ставит запекаться пирог и заканчивает как раз к тому времени, когда раздаётся звонок.

Эггзи открывает дверь и впускает в дом Гарри. Тот выглядит заинтригованным необычно обычным свиданием и протягивает ему бутылку вина. Эггзи принимает ее, благодарит и приглашает гостя к столу. Вокруг, конечно же, камеры и каждая секунда их свидания снимается на пленку, чтобы потом быть показанной по телевизору, но двое мужчин как будто забывают об этом. Они ужинают при свечах. Атмосфера за столом теплая и интимная. Неспешная беседа льётся сама по себе. Гарри хвалит готовку Гэри. Эггзи весь будто светится от комплиментов, а Гарри не может отвести от него глаз. Затем Гэри уходит доставать пирог из духовки и мороженое к нему из морозильника. Когда он возвращается, Гарри встает из-за стола и включает выбранный Эггзи фильм. Они садятся на диван и Эггзи протягивает ему тарелку с десертом. Они быстро расправляются с пирогом и откладывают тарелки. К концу фильма они сидят уже в обнимку. Гарри нравится выбор Гэри. Он уже устал от экзотических свиданий и, вообще, он по своей натуре или скорее из-за своей постоянной занятости предпочитает домашний уют. Вкусный ужин, отличный выбор фильма и приятная компания расслабляют его, несмотря на присутствие камер. Уходя, Гарри не может удержаться и целует Гэри, нежно прижимаясь своими губами к его. Эггзи с удовольствием отвечает ему, впуская его язык в свой рот и запуская свои руки в его волосы. Гарри абсолютно не хочется уходить, но он заставляет себя оторваться от манящих губ и попрощаться.



***




Эггзи наряжается в свадебный смокинг и приезжает на финальную встречу с Гарри. Он волнуется так, будто сейчас будет решаться вопрос его жизни или смерти. Когда машина останавливается, он пытается успокоиться и смириться с тем, что его сейчас отправят домой. И у него почти получается. Он с мертвенным видом выходит и подходит к мужчине своей мечты. И Эггзи абсолютно не ожидает того, что происходит потом.

- Я выбираю тебя, Эггзи. С самого начала нашего знакомства я чувствовал связь между нами. Я - публичный человек, и привык к тому, что вокруг много обмана и фальши. Но ты совершенно другой. Ты - честный и искренний. В тебе нет ни капли притворства и лжи. Ты поразительный человек с абсолютно нестандартным видением жизни. Я никогда в своей жизни не влюблялся так быстро и так сильно. И что бы ты ни думал о себе, знай, что и моё сердце, и мой разум выбрали тебя. И я никогда об этом не пожалею. Итак, Гэри Анвин, согласен ли ты разделить со мной жизнь и пройти сквозь неё рука об руку?

И Гарри Харт в своём великолепном и, безусловно, безумно дорогом костюме становится на одно колено и протягивает ему коробочку с кольцом. Эггзи стоит истуканом, пытаясь осмыслить происходящее, но спустя несколько мгновений бухается рядом с мужчиной и, без конца повторяя: "Да-да-да", обнимает его. Гарри отстраняет его от себя, берёт Гэри за руку и надевает на палец кольцо. Затем он поднимается с земли, тянет Гэри наверх и целует так, что они оба забывают о снимающих их камерах.



***




Спустя тринадцать лет новоизбранный первый гей-президент Соединенных Штатов Америки и его супруг, нынешний глава "Kingsman", выведший корпорацию в лидеры международной торговли, стоят перед Белым Домом. Их старший приёмный сын шестнадцати лет со скучающим видом стоит рядом, а потом быстро закрывает глаза десятилетнему брату и восьмилетней сестре, с негодованием крича на целующихся родителей и обещая всё рассказать бабушке. Мужчины в ответ лишь смеются и притягивают его в объятия. Они совершенно счастливы.


It is cold outside, Eggsy


Гарри не помнит, когда в первый раз задержал на Эггзи взгляд дольше нужного. На самом деле, он не удивится, если обнаружит, что делал это с самого начала знакомства. Ведь Гэри Анвин привлекателен до абсурдного. Харт никогда не был поверхностным человеком, зацикленным на внешности окружающих, но, Господи, Эггзи настолько в его вкусе, что Гарри иногда теряет мысль, просто увидев его, чего с ним до этого никогда не происходило. И как будто его внешней привлекательности было мало, Эггзи умен, смел, дерзок, честен и к тому же обладает тем самым особенным, сводящим Гарри с ума, чувством юмора. Ещё у него восхитительная улыбка и золотые искорки в глубине завораживающих зелёных глаз. В этих глазах, вообще, было много всего. Дерзость, дразнящая Гарри, как красная тряпка быка. Веселье, не заглушаемое даже первоначальной настороженностью. Ум, слишком умело маскируемый вызовом. И потрясающая теплота, появившаяся после комы Гарри и, к огромному сожалению последнего, сменившаяся на непробиваемый лед при его возвращении из мира мертвых. Харт как сейчас помнит тот день, когда он оправился от ранения в голову достаточно, чтобы вернуться на службу. Он еще на реабилитации неохотно согласился на пост Артура из-за того, что попросту было некому, так что в первый же день ему пришлось принимать присягу от рыцарей круглого стола. Но тогда он волновался даже не из-за этого, а большей частью из-за страха перед встречей с Эггзи. Бесстрашный агент Kingsman, не два и не три, и даже не десять раз спасавший мир, страшился встречи с каким-то мальчишкой. Впрочем, мальчишкой, за время его отсутствия превратившимся в мужчину. Мальчишкой, который верил ему безгранично, но которому он не сказал о том, что жив, из-за нежелания давать ложную надежду - слишком мал был шанс действительно выжить. Мальчишкой, за которым Гарри пошел бы не то, что в пекло, а в самые глубины ада. Мальчишкой, который с честью принял покинутый им самим пост Галахада. Мальчишкой, который вопреки всем его ожиданиям на него не разозлился.

Нет, Эггзи не разозлился на Гарри. Он не наорал на него, не разругался с ним и даже ни разу его не ударил. Он просто закрылся от него. И это было для Гарри хуже всего. Анвин, сам того не зная, выбрал для Харта худшее из наказаний. Безразличие. Там, где раньше было тепло, теперь был холод. Там, где был интерес, было равнодушие. Там, где было восхищение, осталось лишь уважение. Там, где было доверие, не осталось ничего. Гарри всего этого ушедшего отчаянно не хватало. А боль от раны в голове была ничем по сравнению с болью душевной. Он мог бы понять и принять любую реакцию Гэри, кроме этой. Но, судя по всему, того слишком много раз предавали, а молчание Гарри он точно принял за предательство, что он нашёл для себя единственный способ с этим справляться - игнорирование. И правда, зачем тратить душевные силы на предавшего тебя человека? По крайней мере, так Гарри интерпретировал действия Эггзи. А попытки поговорить не заканчивались ничем хорошим. Анвин убегал, как только рапортовал о выполнении очередного задания, даже не давая Харту шанса что-то сказать в свое оправдание. Ну, а Гарри чувствовал себя слишком виноватым и растерянным, чтобы заставить выслушать себя силой. Между ними что-то сломалось, и Гарри не знал, как это починить. Он решил, что пока надо плыть по течению и что время все покажет. Но спустя месяц после вступления в должность, во время еженедельного общего собрания агентов, терпение Гарри дошло до точки кипения. Эггзи сидел справа в самом конце стола и ни разу не посмотрел в его сторону. К концу совещания у Гарри перегорели все пробки, и он чуть громче, чем следовало, сказал:

- Галахад, не могли бы вы задержаться?

- Хорошо, Артур, - Эггзи, уже собиравшийся выходить из кабинета, пожал плечами и сел на место. - Вы что-то хотели сказать?

- И долго ты собираешься меня мучить?

- О чем вы, Артур?

- Об этом, Гэри. Обо всём этом.

- Я не понимаю о чём вы говорите, Артур. Я могу идти?

- Именно об этом я и говорю. Перестань убегать от меня. И у меня есть имя, Эггзи. Меня зовут Гарри. Не Артур, не сэр и даже не мистер Харт, а Гарри. Для тебя всегда просто Гарри.

- Хорошо, Гарри. Я вас понял. Теперь я могу идти? - лицо Эггзи не выражало никаких эмоций.

- Господи, Боже мой, Эггзи! - взорвался Гарри. - Да, я виноват. Прости меня. Прости за то, что не сказал, что не умер прямо там в церкви. Прости, что не захотел давать ложную надежду единственному человеку, которому, возможно, было не наплевать на меня. Прости за то, что выжил. Только перестань делать вид, что мы едва знакомы. Пожалуйста. Я не могу больше терпеть твоё безразличие.

- А каково ты думаешь было мне, Гарри? - маска на лице Эггзи разлетелась на мелкие кусочки и что-то больное, злое и отчаянное вырвалось на волю. - Как ты думаешь, я себя чувствовал, когда ты умер на моих глазах? Ой, пардон! Почти не умер на моих глазах? А что произошло со мной, когда я узнал, что ты, блядь, не умер, но не удосужился даже сказать мне об этом? Что за херня, Гарри? Ты не думал, каково мне было узнать о том, что единственный в мире человек, которому я доверял, предпочел оставить меня в неведении и заставил меня поверить с свою смерть? И после этого ты говоришь, что не в силах терпеть мое безразличие? Да срать ты хотел на мое безразличие, срать ты хотел на меня!

На последней реплике Эггзи подошел к Гарри вплотную и навис над ним. Его ноздри вздувались от гнева, глаза метали молнии, но Гарри чувствовал лишь всепоглощающее счастье от осознания того, что Гэри он не безразличен.

- Прости, Эггзи. Я не хотел предавать твое доверие. И тем более, мучить тебя. Я просто правда был на волоске от гибели. И я не хотел, чтобы ты поверил в то, что я выжил, лишь для того, чтобы потерять меня еще раз. Я судил по себе. Я не выдержал бы такого. Если честно, я не уверен, что вообще бы смог выдержать твою смерть, - Гарри почувствовал, что либо он скажет это сейчас, либо не решится никогда. - Я люблю тебя, Эггзи.

И глядя в ошарашенные глаза напротив, Гарри сделал последний шаг. Он приподнялся в кресле и прижался своими губами к губам Эггзи в нежном, почти целомудренном поцелуе. В конце концов, полюбить - так королеву, проиграть - так миллион! И когда он уже поверил, что вот он - конец, губы Эггзи разомкнулись и подались ему навстречу.

@темы: Kingsman, POV, Ангст, Драма, Завершено, Психология, Рейтинг, Слэш, Фанфики, Флафф